История

Что связывало последнего эмира Бухары с Россией?

Последний эмир Бухары Сейид Мир-Алим-хан учился в кадетском корпусе Петербурга, считался хорунжим в казачьем войске, а после восшествия на бухарский престол император Николай II даровал ему титул Высочество. Что связывало последнего эмира Бухары с Россией?

Сейид Мир-Алим-хан родился 3 января 1880 года. В самом начале 1893 года тринадцатилетний мальчик вместе с отцом прибыл в Санкт-Петербург и был определен на обучение в Николаевский кадетский корпус. Эмир лично посетил корпус, где познакомился с начальствующими лицами этого высшего военно-учебного заведения и вел там беседы по поводу воспитания сына. При определении мальчика в корпус император обещал ему, что Мир-Алим получит воспитание в строгом соответствии с нормами ислама. Александр лично наметил программу обучения наследника бухарского престола. Однако в дальнейшем эмир пожелал, чтобы образование его сына было закончено по ускоренной программе к лету 1896 года и чтобы оно ограничилось лишь изучением русского языка и традиционных предметов. Абд ал-Ахаду вовсе не хотелось, чтобы его наследник приобщался к достижениям европейской цивилизации. Это, по его мнению, могло поколебать основы мусульманской веры.

Тогда же российский император Александр III официально утвердил Мир-Алима наследником бухарского престола. После получения документа об этом от военного министра России эмир отбыл в поездку по стране, а Мир-Алим остался в Петербурге под присмотром своего «дядьки» Осман-бека караул-беги и специально назначенного императором русского воспитателя полковника Демина.

Алим-хан был очень ленив и учился без особого успеха, предпочитая проводить время в праздности. Его привлекали лишь породистые голуби, быстрая езда на фаэтонах по петербургским улицам, а также игра на музыкальных инструментах – дутаре и тамбуре.

Еще не окончив обучения в училище, он был зачислен сначала хорунжим в Терское казачье войско, затем, после окончания учебы, последовательно произведен в сотники и подъесаулы. В 1902 году Алим-хан был пожалован титулом Его Светлости.

Два года спустя после возвращения на родину он стал правителем города Карши. В этой должности Алим-хан пробыл целых 12 лет. А затем два года он управлял провинцией Кермине. После смерти своего отца в 1910 году взошел на бухарский престол. Тогда же император Николай II даровал хану титул Высочество. А год спустя Сейид Алим-хан был произведен в генерал-майоры свиты Его Императорского Величества.

Начало его правления было многообещающим: он сразу же объявил, что не будет принимать никаких подношений и подарков и категорически запретил бухарским чиновникам и должностным лицам брать взятки от народа и использовать налоги в личных целях. Однако со временем ситуация изменилась. В результате многочисленных интриг сторонники его реформ проиграли и были высланы в Москву и Казань. Алим-хан же продолжил править Бухарой в традиционном восточном стиле, стремясь укрепить пошатнувшиеся традиции династии.

За годы своего правления эмир был удостоен русским правительством высоких наград – орденов Св. Станислава 2-й степени со звездой (1898), Св. Станислава 1-й степени с бриллиантами (1901), Св. Анны 1-й степени (1906), Св. Владимира 2-й степени (1910), Белого Орла с бриллиантами (1911) и Св. Александра Невского (1916).

Но, в отличие от своего отца, эмир Мир-Алим, не обладавший никакими выдающимися способностями, удостоился самых уничижительных характеристик современников. Одни авторы говорили, что он – «личность совершенно бесцветная, без всяких высоких запросов», другие даже утверждали, что последний мангытский эмир «был настолько неприятен в своих привычках и пороках, …что правильное собирание материала по его жизни, скорее, дело психопатологов»…

1 сентября 1920 года эмир Мир-Алим был свергнут с престола в результате захвата Бухары частями Красной армии. Эмир бежал сначала в горную местность Кашкадарьи, где пытался организовать сопротивление новой власти, а затем – в Афганистан. В течение почти десяти лет свергнутый эмир руководил вооруженным сопротивлением на территории бывшего ханства из Афганистана.

Наибольшую ценность, которую Алим-хан привез с собой в изгнание, представляло стадо прекрасных каракулевых овец. Позже эти овцы значительно улучшили каракулеводство в Афганистане. Алим-хан привез в Кабул также горсть священной для него бухарской земли. Она была засыпана в два серебряных сосуда, в которые, в свою очередь, были вставлены два бухарских флага…

Тяжелобольной и почти ослепший, Алим-хан в последние годы своей жизни превратился в заурядного афганского пенсионера и торговца каракулем. О своих несметных богатствах он почти перестал мечтать, так как благодаря стараниям СССР на его зарубежные банковские счета был наложен запрет. По рассказам современников, он любил сидеть на берегу Кабул-реки и декламировать персидские стихи о Благородной Бухаре. Алим-хан умер на руках своих жен и детей в Кабуле 29 апреля 1944 года.

По свидетельству одного из его приближенных, он завещал выбить на своей могильной плите такие строки:

Эмир без родины жалок и ничтожен.

Нищий, умерший на родине – воистину эмир.

Бывший правитель Бухары был похоронен на кабульском кладбище «Шухадои солихин» («Кладбище святых мучеников»).

Английская разведывательная сводка сообщала, что на джаноза (отпевание) бывшего эмира в кабульской мечети Шахи Душамшера присутствовал премьер-министр Хашим-хан с несколькими министрами своего правительства. Афганский король Мухаммад Захир-шах распорядился поминать покойного в этой мечети все сорок дней после кончины. Впрочем, со стороны короля это было не более чем вежливостью и соблюдением мусульманского этикета…

Так ушел из жизни последний мангыт, считавший себя потомком Чингиз-хана и халифом всех мусульман. Ушел побежденный, не оставивший наследника, покинутый своими приближенными и частью многочисленной родни. Последним актом внимания афганского правительства к экс-эмиру была пенсия, назначенная его многочисленным вдовам, сыновьям, дочерям и тещам (всего 50 человек).

Алим-хан оставил многочисленное, но разрозненное потомство. Известно, что несколько его сыновей (Шахмурад, Абдурахим-хан и Султан-хан) еще в 1920-х годах отреклись от отца и были взяты в Москву на «перевоспитание». Трое его детей от последнего брака, заключенного в Кабуле с таджичкой из Гиссара, около полувека жили вместе со своей матерью в Афганистане, пока советское вторжение 1979 года не заставило бухарцев пойти на вторую эмиграцию – сначала в Пакистан, а затем в Германию и США.

Источник: газета «Леди»