Главная Русский мир

Федор Вадопшин: он учил нас быть свободными творцами

В восемнадцать лет мне посчастливилось познакомиться с замечательным человеком – Федором Ивановичем Вадопшиным. Это был 1985 год, я тогда начала свою профессиональную деятельность в реставрационно-художественном музее в качестве художника-оформителя.

Нас было пятеро в реставрационной лаборатории: ее заведующий Федор Иванович и мы – его ученики. Один из нас занимался реставрацией и консервацией металла, другой – реставрацией дерева, третий – реставрацией бумаги и книг. Я писала этикетажи, аннотационные текстовки для экспозиций. Тогда все делалось вручную. Федор Иванович чутко нас контролировал и посвящал во все тонкости реставрационной работы.

Этого человека в музее и за его пределами называли «мастер – «золотые руки». Он действительно был профессионалом своего дела, знатоком изобразительного искусства и очень грамотным человеком.

Он родился в 1946 году. Начал свою профессиональную деятельность в Ташкенте, переехав в 60-х из России. Работал с Пугаченковой, Ртвеладзе, Шишкиным и многими другими известными людьми. В 70-х решил остаться в Бухаре, где стал работать художником-реставратором.

Высокого роста, с серо-голубыми глазами, пронзительным, изучающим взглядом он обладал глубоким чувством юмора, был отзывчивым и прямолинейным человеком. На первый взгляд казался даже жестким. Думаю, это связано с его врожденным чувством справедливости.

Будучи открытым душой человеком, всегда безотказно и бескорыстно помогал людям. Владел местным наречием, свободно читал арабский алфавит. Ему доверяли и часто обращались за помощью.

Сам он жил довольно скромно и, к сожалению, у него не было семьи. Свою отцовскую заботу он подарил нам – своим ученикам. В нем мы видели и учителя и защитника. В нас он воспитывал ответственность и всегда твердил, что работа реставратора очень трудоемкая, впрочем, как и любая другая. Но если человек по-настоящему любит свое дело, работа для него станет наслаждением.

Он давал нам несколько поручений сразу. Например, отреставрировать два или три вида экспонатов в день. И говорил: «Если сейчас у тебя нет желания заниматься реставрацией металла, попробуй заняться деревом, если тоже нет вдохновения – займись оформлением, а если и здесь нет желания – почитай полезную книгу. Но выполняй свою работу от души, с любовью, творчески…». Благодаря такому подходу, в нашем коллективе всегда царила творческая атмосфера, и мы, выполняя свою работу, чувствовали себя свободными творцами.

Вспоминая те времена, можно с уверенностью сказать, что без его участия в Бухаре не появлялась ни одна экспозиция. С ним советовались все сотрудники музеев, заведующие отделами, искусствоведы, археологи, нумизматы… Ведь он искусно и очень грамотно подходил к их созданию.

Помимо реставрационных, он также участвовал и в собирательских работах, благодаря чему пополнялись музейные фонды – ходил по домам, выпрашивал экспонаты, участвовал на раскопках Варахши и Пайкента.

К сожалению, его не стало в 1996 году. Но после себя он оставил очень много приятных воспоминаний, колоссальные плоды своего дела и очень много учеников…

Рано ЭШАНКУЛОВА,

старший научный сотрудник

музея изобразительных искусств

г.Бухары, искусствовед

1 комментарий

Нажмите здесь, чтобы оставить комментарий

  • Ранохон, мне очень приятно, что есть такие ученики. Могу и я сказать, что в 23 года я поехал в Ташкент к министру культуры и доказал, что можно открыть в музее экскурсионное бюро на хозрасчете и он утвердил. С тех пор в музее есть экскурсионное бюро, единственное в Узбекистане в 1973 году. У меня есть награды от Министра культуры СССР и меня отправляли на повышение квалификации в Москву, по городам золотого кольца и приглашали в Ташкент, чтобы я делился опытом работы